Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Книга стихотворений "История умалчивает"

5-я книга стихов 18-летнего популярного сетевого поэта Стэф Даниловой. Мечта Стэф - выпустить сборник к 19-летию, 16 августа... More
Книга стихотворений "История умалчивает"
5-я книга стихов 18-летнего популярного сетевого поэта Стэф Даниловой. Мечта Стэф - выпустить сборник к 19-летию, 16 августа...

Choose reward

Дорогие друзья!

Мы смогли это сделать! И это – далеко не предел! 

До завершения проекта остается несколько дней. Однако, поставленная задача - собрать 55 000 р – выполнена еще в первую его неделю! Проект не остановить, денежку все еще можно кидать – все это пойдет на улучшение качества книги, верстку, тираж! Поэтому мы придумали новые вознаграждения:

- за спонсорство в 1234 рубля человек получает в придачу к книге и билету на концерт – эксклюзивные открытки-фото со стихами из старых книг Стэф или кружку “Чай очень вкусный, спасибо за утро” (строка из хитового стихотворения)

- за спонсорство в 2013 рублей – помимо книги и билета на концерт - футболку с обложкой книги “Хроники Упоротого Лиса” 

________________________________________________________


Меня зовут Стэф. Я пишу стихи, которые греют многие сердца. Принципиально не беру денег у родителей, а также не умею и не желаю зарабатывать их “черными” способами. Я ведущая литературной студии “Поэзия Алюминиевого Века”, фрилансер, учусь на бюджете очного отделения. 16 августа мне исполнится 19 лет. И я хочу сделать книжку в “Своем издательстве” большим тиражом, чтобы эта книга, выйдя аккурат к моему Дню Рождения, была доступна народу по цене и наконец-то досталась всем желающим (а моих текущих сбережений хватит только на 50 из них). Поэтому я обращаюсь к людям.

Страниц будет около 100, формат – как тетрадка на пружине. В ней будут новые стихотворения и избранное из старых книг. 

Я надеюсь и верю, что у нас с вами получится. 

Стихи, например, бывают такие.

Я останусь с тобой. 
Даже если уеду куда.
А любые места ведь сегодня не столь отдалённы.
Даже если за очень сухое, некрепкое “да”
я последую за человеком, в меня не влюблённым. 

Я останусь с тобой
рифмоплетским тату на забор,
поцелуем на площади старой предутренним часом.
Ты – по крышам крадущийся ливнем невидимый вор
всех сердец тех людей, кто когда-то с тобой повстречался.

Я останусь с тобой.
Даже если умру на кресте,
что сколочен на скорую руку для тех, кто не понят.
На каком километре, 
какой соловецкой версте
мне еще, как молитву, тебя
суждено будет вспомнить?

Я останусь с тобой.
Ты запомнишь меня на века
несразимой бунтаркой, чей взгляд изумрудно-скандалящ.
Что умеет есенински пить 
и себя подвергать
самым взрывоопасным из ныне известных скиталищ.

Я останусь с тобой, даже если предложат Париж.
С желтых щек этих свеч 
слезы грусти никто и не вытер
на чужой стороне. Я роднее тебе, говоришь,
многих кровных детей,
мой мужчина по имени 
Питер.

Когда ты был слаб, и тебя не держали ноги,
тебе утверждали: ты сильный, ты не отступишь.
Когда ты становишься сильным, сильнее многих,
ладони друзей сворачиваются в кукиш.

“Ты справишься сам, дружище. В тебя я верю” -
скажут они, оставя терпеть лишенья.
А ты остаешься сидеть у открытой двери,
куда не заходят даже по приглашеньям.

Клево быть слабым, и таять сугробом в марте,
а не пугать звериным своим оскалом.
Сильных никто не любит. Но знаешь, в Спарте
именно слабых бросали живьем на скалы.

Ах, какого же черта
мы оба почти женаты?
Только не друг на друге – и оба остались живы.
На безымянном светится – это ж надо! - 
золотое кольцо всевластья.
Оно фальшиво.

Я любила тебя 
так, что даже миноискатель
зазвенел от взрывчатки в анклаве сердечных комнат.
Иссеченные нежностью
грязных ночных плацкартов,
мы забыли друг друга 
при выходе 
из вагона.

Ты столетием не ошиблась?
Здесь они тебя не хотят!
Эра “искренность” завершилась
и сменилась в большой театр.

Здесь уже не поет Высоцкий:
то железобетон, то сталь.
Не востребованы тут, солнце,
твои золото да хрусталь!

Сразу пачечку бродской “Шипки”
на заклание приготовь.
Это век напускной улыбки
и стихов на любовь и кровь.

Ты — не рыпайся! В самом деле,
уходи на своих двоих!
Здесь пустые глаза модели
лучше искренних глаз твоих!

Ты же здесь прогоришь, как свечка
и сломаешь карандаши!
“Я люблю тебя” — три словечка,
что зазубрены без души.


*

Мне сейчас не звонЯт, а звОнят,
Сахар в чай не кладут, а лОжат.
Винни стал наркоманом Вонни,
говорящим без гласных.
Боже.

Щеголяют в осенних пОльтах,
спорят, чье из них красивЕе.
Я пульнула бы из брандспойта,
да достать его не сумею.

На метрЕ ко мне приезжают
и в кинЕ целоваться хочут.
Пацаны не совсем въезжают,
что заклеить бы рты им скотчем.

Интересно, им плОтят много
в котелок, что почти не варит?
Я пожертвовала бы хотдогом
и купила бы им словарик.

Пьют они дорогое кофе,
я по жизни люблю дешёвый
и мужчину, которому пофиг
на сердечко мое большое.

Он сводил бы меня в кино, и
ходит в черном пальто, и ездит
на метро, только я все ною,
потому что мы с ним не вместе.

Не звонИт он на мой мобильный,
на который десятки звОнят.
Я с улыбкой ношусь дебильной,
если он обо мне вдруг вспомнит,

А забудет – пойду по следам же
дорогого Кобейна Курта.
Застрелюсь, или лучше даже:
отравлюсь питьевым йогУртом.

Больше о моем творчестве можно узнать здесь: vk.com/stefaniadanilova. 

Данный проект устроен так, что если к дедлайну нужная сумма не соберется, все ваши вклады будут возвращены вам на счет. 

Спасибо всем откликнувшимся. Я этого не забуду.