Санкт-Петербург
Научная и научно-популярная литература

Выберите вознаграждение

Здравствуйте дорогие друзья

Приглашаем вас принять участие в новом оригинальном проекте. Мы с вами уже выпускали в свет книги из серии исторических источников Chronicon, выпускали и уникальные иллюстрированные авторские издания. На сей раз решили предложить поучаствовать в уникальном амбициозном авторском проекте, включающем в себя как авторскую рукопись, так и новые переводы античных источников.

Этот проект уникален тем, что мы впервые предлагаем вам не только погружение в увлекательный и сложный мир исторических источников, но еще и путеводитель по историческим источникам определенной эпохи.

Амбициозным этот проект является хотя бы потому, что полностью покрывает античную (т. е. греческую и латинскую) и византийскую военную теорию, включая в себя как сохранившиеся, так и не дошедшие до нас трактаты за целых 17 столетий!

Это авторский проект: три новые книги в нем объединяет одна фигура — Александра Константиновича Нефёдкина, который выступает во всех книгах либо как автор исследования, либо как автор перевода, либо как редактор и составитель.

Итак, проект включает в себя три книги: авторское исследование А. К. Нефёдкина «Античная и византийская военная теория» — перевод единственного дошедшего до нас фрагмента светской книги Кесты, принадлежащего перу одного из отцов церкви Юлию Африкану, а также новый перевод двух трактатов Ксенофонта — «Обязанности гиппарха» и «О верховой езде»


Об авторе

Александр Константинович Нефёдкин (род. 13 января 1968, Ленинград) — российский историк, исследователь военного дела греков, македонян, персов, сарматов, готов, чукчей, эскимосов и тунгусов; а также отдельных родов войск: мегаристов, элефантерии, конницы и тяжёлой пехоты. Переводчик античных военных трактатов, доктор исторических наук.

Заинтересовался военной историей в третьем классе начальной школы, с четвёртого класса — древней военной историей, как античной, так и восточной. Еще обучаясь в 8–9 классах, посещал малый исторический факультет Ленинградсокго госуниверситета, где слушал курсы лекций Евгения Анастасовича Круглова по истории Древней Греции и Рима. Итоговые работы написал по греко-персидским и галльским войнам.

После окончания годовых подготовительных курсов поступил на исторический факультет ЛГУ в 1988 г. Курсовые работы посвятил древнегреческому оружию —— щитам, шлемам и панцирям. Окончил с отличием кафедру истории Древней Греции и Рима. Дипломную работу, посвящённую древнегреческим колесницам, написал под руководством профессора Э. Д. Фролова. Там же окончил аспирантуру и в феврале 1998 г. защитил кандидатскую диссертацию «Боевые колесницы в Древней Греции (XVI–I вв. до н. э.)».

В 1997–2006 гг. преподавал древнегреческий язык и библейскую археологию в Богословской академии и Теологическом институте Церкви Ингрии, историю в гимназии №70. На историческом факультете СПбГУ читал спецкурсы по античному военному делу (1995–2004 гг.). В 2006–2008 гг. под формальным руководством профессора Фрайбургского университета Х.-Й. Герке работал по гранту Фонда Гумбольдта над докторской диссертацией «Конница эпохи эллинизма (военный и социальный аспект)», которую успешно защитил в октябре 2007 г. Эта работа в значительно дополненном виде была издана отдельной монографией лишь в 2019 г.

C 2013 г. — главный редактор санкт-петербургского военно-исторического журнала «Parabellum novum», который с этого момента стал научным изданием.

С конца 2016 г. — научный сотрудник научно-исследовательской Лаборатории исторической антропологии Белгородского государственного национального исследовательского университета.

В марте 2018 г. получил первую премию 12-го литературного конкурса имени Ю. С. Рытхэу в номинации «публицистика» за тетралогию книг по истории и культуре Чукотки, изданных в 2016–2017 гг.

Автор более 260 научных и научно-популярных работ по военному делу на русском и английском языках. Среди них 29 книг, из которых 16 — монографии, 2 — публикации документов и фольклора и 6 — переводы с древне- и среднегреческого и латыни. Некоторые статьи переведены на французский и испанский языки, а книги по Чукотке — на английский.

Он сделал первые переводы с древне- и среднегреческого на русский язык «Тактик» Асклепиодота, Элиана, Арриана и Михаила Пселла, «Кинегетики» того же Арриана, «Кестов» Юлия Африкана, «Кинософиона» Димитрия Пепагомена, «Тактикона» и «Изыскания» Урбикия, «Стратегики» Никифора Фоки и анонимного трактата «О доблестных женщинах». Говорит на английском и немецком языках, читает на древнегреческом, латинском и французском.

А. К. Нефёдкин
Античная и византийская
военная теория


Данная монография впервые в отечественной историографии рассматривает древнегреческую, римскую и византийскую военную теорию на протяжении семнадцати веков ее существования, с середины IV в. до н. э. по первую треть XIV в.

В работе представлены известные нам сведения об авторах, писавших на военные темы, произведения которых сохранились полностью либо частично, либо известны лишь по упоминаниям в литературе или рукописной традиции. Анализируются проблемы, касающиеся каждого сочинения: проблемы, связанные с авторством, историей текста, источниками; указывается рукописная традиция и рецепция в Византии и на Западе.Это издание справочного характера будет интересно не только специалистам, но и самому широкому кругу любознательных читателей. В общем же греческая военная наука заложила основы для последующего развития и представила большую часть жанров военных сочинений.

Латинская военная наука не была столь обширной, как греческая, ведь образованные римляне хорошо знали эллинский язык и при надобности активно использовали греческую литературу. Хотя при этом мы могли бы ожидать широкое взаимовлияние трактатов на обоих языках друг на друга, но обычно авторы использовали работы на своем же языке.

До нас дошли лишь шесть трактатов на латыни, а о семи других сочинениях известно, что они были утеряны. К ним надо добавить и четыре несохранившихся военно-юридические монографии.

Популярность жанра стратегики в римской военной науке объясняется коренными отличиями римского и греческого военного дела и необходимостью подготовки командных кадров. Кроме того, тогда же появились новые жанры: римская инженерная мысль оставила нам трактат Псевдо-Гигина о лагере, юридическая — военное законодательство, а изобретательность — проекты военных реформ.

Наиболее обширный блок военно-научных произведений сохранился от византийской эпохи. Это, с одной стороны, объясняется достаточной протяженностью по времени самой эпохи написания трактатов — более восьми столетий (с конца V до первой трети XIV в.), а с другой — более близким к нам временем, что обусловило лучшую сохранность произведений.

Византийская военная наука во многом опиралась на античное наследие, которое адаптировалось под современные военные нужды. Византийская эпоха — это период наибольшего расцвета военных трактатов, когда военный жанр перешел из военно-технической литературы в художественную и публицистическую и где имеются практически все жанры, включая новые, такие как книга рецептов зажигательных смесей. Эта тенденция развития, в общем, совпадает с эволюцией других научных знаний, заключавшихся в разработке отдельных отраслей и расширении сферы познаний.


Наиболее консервативными жанрами военной литературы оказались полиоркетики и механики, тогда как тактики и стратегики, особенно в византийскую эпоху, стали развиваться более динамично, учитывая фактор врага, откуда появилось описание этносов — потенциальных противников.

Тем не менее, определенные общие универсалии существовали и в «Тактиках». Именно этим объясняется популярность «Тактической теории» Элиана, на которой базировались ряд пассажей «Тактики» Льва, а сами эти оба автора стали наиболее влиятельными военными теоретиками, оказавшими воздействие на военную теорию и даже практику Западной Европы Нового времени.

В Западной Европе в период Средних веков при господстве латинского языка наиболее известным из военных трактатов было сочинение Вегеция. Лишь в XV в. византийские эмигранты принесли в Италию изучение греческого языка, после чего последовал перевод эллинских военных трактатов на латынь, который зачастую происходил ранее появления edition princeps данного сочинения на языке оригинала. Распространению трактатов способствовало и появившееся книгопечатание.

Все это позволило европейской элите познакомиться с греческой и византийской военной теорией, в первую очередь, с «Тактиками» Элиана и Льва. Об обратном же влиянии западноевропейской военной традиции на византийскую в определенной степени свидетельствует трактат Феодора Палеолога, который в 1326 г. предложил византийскому двору трактат в форме западноевропейского «Зерцала», где рекомендовал использовать свой итальянский опыт для ведения войны в Византии.

Сами военные трактаты были всё же литературными произведениями, принадлежащими к области специальной, можно сказать, технической литературы. При отсутствии специализированных военных учебных заведений эти сочинения наряду с практическим опытом служили средством обучения командиров как в Античности, так и в Византии.

Юлий Африкан Ἰούλιος Ἀφρικανός
Кесты Κεστοί


Перевод А.К. Нефёдкина

при участии С. Р. Тимир-Булатовой

Юлий Африкан

Юлий Африкан (ок. 170 — после 244 гг.) является одним из ранних христианских писателей, автором как религиозных, так и светских сочинений. Для его творчества, как и для всей эпохи императорской династии Северов в целом (193–235 гг.), характерно смешение античных и восточных представлений, мистицизма, философии и магии. Предлагаемое читателю сочинение «Кесты», написанное на древнегреческом языке около 230 г., вполне соответствует данным характеристикам. Это энциклопедия в 24-х книгах, каждая из которых была посвящена определенной теме, из которых практически полностью сохранилась лишь седьмая книга о военном деле. В настоящем издании — первом переводе трактата на русский язык — наиболее полно представлены сохранившееся фрагменты данного произведения, где также рассказывается о земледелии, ветеринарии, метрологии, геометрии, магии, медицине и т. д. В настоящую книгу вошелпервый перевод на русский язык небольшого трактата византийского эрудита XI в. Михаила Пселла «Рассказы о чудесах», пересказывающего текст Африкана. Он явно разбирался и в музыке.

Как и о многих античных писателях, о Юлии Африкане известно немного. Полное имя автора восстанавливается как Секст Юлий Африкан. Время его рождения точно неизвестно, предполагается, что он родился ранее 180 г. Сам Африкан упоминает, что его родина — Элия Капитолина — римская колония, основанная императором Адрианом в 130 г. на месте разрушенного Иерусалима.

Африкан получил хорошее классическое образование, что указывает на имущественный достаток его семьи. Он знал не только греческий и, видимо, латынь, но и иврит. Любил он арифметику и геометрические подсчеты, что подчеркивают его теоретические выкладки. Отлично разбирался Африкан и в гиппологии. Неподдельный интерес он проявлял к ядам и противоядиям. Африкан много путешествовал: побывал у горы Арарат, в Киленах во Фригии, в Нисе в Карии, в Риме.

Во время своего пребывания в Риме Африкан руководил обустройством императорской библиотеки в Пантеоне у терм Александра Севера, построенных в 227 г. Африкан, скорее всего, был по профессии архитектором. Судя по всему, он вошел в состав элиты империи, добился расположения молодого Александра Севера, который и сам активно интересовался науками, в первую очередь благодаря своим талантам, а не христианскому мировоззрению.

Творчество Юлия Африкана четко делится на две части: религиозную и светскую. В позднеантичное и византийское время Юлий Африкан был известен прежде всего как христианский писатель. Историк церкви рубежа IV–V вв.

Сократ Схоластик считал, что каждый образованный христианин должен знать сочинения Климента Александрийского, Африкана и Оригена. Основной религиозный труд Африкана, сохранившийся лишь во фрагментах, — «Хронография» в пяти книгах, рассказывающая о событиях мировой истории от сотворения мира до 250-х Олимпийский игр (221 г. н. э.) –– охватывает период в 5723 лет.

Кесты

В период Второй софистики (середина I–IV вв.) жанр пестрой компилятивной литературы был особенно популярен. К этому жанру относятся и «Кесты» Юлия Африкана. Данное название произведения было весьма оригинальным.

Согласно античным писателям и византийским лексиконам, «кест» — это обычное название волшебного пестрого пояса греческой богини любви Афродиты. Сам Африкан в 17-й главе седьмой, единственной сохранившейся книги, упоминает кесты Афродиты. Судя по всему, автор сопоставляет свое произведение с волшебством, выделкой и пестротой данного пояса, ведь он много внимания уделяет магическим действиям, риторической обработке текста и разнообразию весьма многочисленных тем.

По своему жанру «Кесты» представляли собой дидактическое произведение энциклопедического характера, дававшее советы читающим в различных областях жизни и деятельности. Ясно, что каждая книга (или, возможно, группа книг) была посвящена определенной теме, но конкретное распределение сюжетов по книгам неизвестно. В первоначальном «девятикнижии» были книги по медицине, физике (естествознанию), земледелию и алхимии. Похоже, что позднее книги были перераспределены.

По современным подсчетам, сохранилось лишь 6–12 % от общего текста «Кестов». Это –– тематические пассажи о военном деле, гиппиатрии и земледелии, что показывает интерес и значимость данных тем для последующего развития науки в этих областях знаний. Практически полностью до нас дошла лишь седьмая книга.

Особенностью седьмой книги «Кестов» –– по существу отдельного военного трактата в дидактическом жанре военных хитростей-стратегем –– является отбор интересующих автора тем: наряду с традиционными для военных сочинений сюжетов: вооружение, тактика, стратегемы, Африкан приводит и темы, которые обычно не входили в состав классических военных руководств, — забота о добыче провизии, оказание медицинской помощи, лечение верховых и обозных животных.

Со времени правления Марка Аврелия (161–180 гг.) всевозможные суеверия вошли в моду среди римской элиты. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Африкан рекомендовал использовать и на войне магию, как лечебно-охранительную (в общем, –– бытовую), так и военную, направленную на поражение врага. Эта магия должна была использовать скрытые природные силы, а не какие-то потусторонние демонические.

Ксенофонт Ξενοφῶν

«Обязанности гиппарха» «ʽIππαρχικός»

Перевод А. К. Нефёдкина
и С. Р. Тимир-Булатовой

«О верховой езде» «Περὶ ἱππικῆς (sc. τέχνης)»

Перевод В. В. Понарядова

Данная книга представляет собой новые переводы двух трактатов известного древнегреческого историка Ксенофонта Афинского (ок. 445 — ок. 354 гг. до н. э.). Первый трактат рекомендует гражданину Афин, избранному командиром конницы — гиппархом, как наилучшим образом исполнять свои обязанности в мирное и военное время. Второе сочинение является инструкцией греческому всаднику по верховой езде, преимущественно нацеленной на военное обучение. В качестве приложения к книге дается первый перевод на русский язык всех сохранившихся фрагментов афинского автора рубежа V–IV вв. до н. э. Симона Гипполога «О всадническом искусстве» («О верховой езде») — первого, кто написал специальный трактат по данной теме.

Ксенофонт: жизнь и творчество

Биография Ксенофонта, если сопоставить ее с другими древними авторами, хорошо известна, ведь его жизнеописания сохранилась в труде Диогена Лаэртского. О первом, собственно афинском, периоде жизни Ксенофонта данных немного. Он родился в семье богатого афинянина, по одной версии в 445 г. до н. э., по другой, — около 430 или даже 425 г. до н. э.

Совершенно ясно, что во время пребывания на родине Ксенофонт успел уже приобрести достаточный военный опыт, в противном случае его вряд ли впоследствии во время событий в Передней Азии выбрали бы командиром греческих наемников. Да и биограф Диоген Лаэртский на основании работ Ксенофонта именует последнего тактиком, т. е. военным специалистом, что вполне можно было понять по его историческим и дидактическим сочинениям. Кроме того, можно полагать, что Ксенофонт не только служил в коннице, но и занимал командные посты, о чем он позднее поведал в двух дидактических сочинениях «Обязанности гиппарха» и «О всадническом искусстве».

После окончания Пелопоннесской войны и восстановления демократии в Афинах (403 г. до н. э.) Ксенофонт покинул родину. Он принял приглашение своего друга Проксена присоединиться к войску, которое собирал персидский царевич Кир Младший. Последний был младшим сыном царя Дария II, после смерти которого в 404 г. до н. э., Кир решил оспорить престол у своего брата Артаксеркса II. В октябре 401 г. до н. э. войско Кира потерпело поражение в битве при Кунаксе, к северу от Вавилона, где сам царевич был убит. После того, как греческие предводители были зарезаны во время переговоров с персами, войско выбрало других командиров, поставив Ксенофонта командовать отрядом убитого Проксена. Целый год, до конца 400 г. до н. э., войско греков возвращалось из глубин Азии домой через Месопотамию, Армению и по северному побережью Анатолии. На побережье к Трапезунду в начале 400 г. до н. э. вышло лишь 8600 греков. Во время этого похода «Десяти тысяч» (401–99 гг. до н. э.) Ксенофонт явно делал какие-то заметки, на основании которых он впоследствии написал «Анабасис».

Спустя время по подстрекательству персов в Греции вспыхнула новая война, получившая название Коринфской (395–385 гг. до н. э.), по имени полиса, где находился штаб коалиции, состоявшей из Фив, Афин, Коринфа, Аргоса и других союзников, которые выступили против спартанской гегемонии. Поскольку в этом сражении союзниками фиванцев и аргосцев были афиняне, то оказалось, что Ксенофонт с остатком наемников Кира сражался против сил своей родины. За это Ксенофонт был приговорен к изгнанию примерно в 394 г. до н. э.

В 371 г. до н. э. спартанцы были разбиты фиванцами в битве при Левктрах, и лаконской гегемонии в Элладе пришел конец. Зимой 371/370 г. до н. э. элейцы заняли Скиллунт, и Ксенофонт был вынужден уехать сначала в Элиду, потом в Лепрей в Трифилии, где к нему присоединились сыновья, а затем (в 370/369 г. до н. э.) в Коринф.

В этот последний, коринфский период своей жизни, длившийся около 15 лет, Ксенофонт продолжил свои литературные занятия, закончив, в частности, «Греческую история» и написав сочинение «О доходах». Между тем, после усиления Фив Спарта сблизилась с Афинами (369 г. до н. э.), и по постановлению умеренного афинского политика Евбула решение об изгнании Ксенофонта было отменено (ок. 366 г. до н. э.).

«Обязанности гиппарха»

Работа делится на девять глав. В первой главе Ксенофонт суммирует первоначальные обязанности командира конницы: набор и характеристики коней и всадников, тренинг обязанности филархов. Во второй главе автор дает рекомендации по организации и построению отрядов афинской конницы. В третьей главе Ксенофонт описывает, как лучше гиппарху провести всадников в праздничных шествиях в гимназиях Академии и Ликея и в порту Фалерона и как представить на показательных боях на афинском ипподроме. Четвертая глава рассматривает действия конницы во время войны.

Пятая глава обращена к опыту и действиям гиппарха во время кампании. Речь идет об операциях конницы отдельно от пехоты, во время кампании на своей или на вражеской территории. Небольшая шестая глава подсказывает командиру конницы, как получить авторитет среди своих подчиненных. В седьмой главе автор продолжает рассказывать, как нужно действовать коннице во время войны, подразумевая столкновения с более многочисленной армией Беотийского союза. Восьмая глава посвящена борьбе с сильным конным противником, которого нужно победить мастерством и выучкой. В последней, девятой главе Ксенофонт дает заключительные рекомендации гиппарху, как наиболее эффективно использовать его рекомендации.

Традиционно считается, что Ксенофонт написал данный трактат для своего сына Грилла, который как гиппарх руководил афинской конницей в битве с фиванцами при Мантинее. Вероятно, уже при написании первого трактата об обязанностях гиппарха Ксенофонт продумывал содержание второго трактата о верховой езде, где он решил дать дополнительные советы всаднику.

«О верховой езде»

Текст данного трактата делится на двенадцать глав, в первой из которых Ксенофонт описывает экстерьер подходящего для покупки коня; во второй — дрессуру жеребенка берейтором; в третьей — определение возраста животного по зубам и пробную скачку по различным местностям; в четвертой-пятой — уход за животным в конюшне; в шестой — также уход за животным, ведение коня, его взнуздывание и мягкое обращение с ним; в седьмой — вскакивание на коня, различные аллюры; в восьмой — тренировку езды по различным местностям разными аллюрами; в девятой — обращение с горячим и ленивым конем; в десятой — обращение с боевым конем; в одиннадцатой — тренинг коня для торжественных выездов; в двенадцатой — вооружение всадника и защитное снаряжение коня.

В общем, трактат представляет собой руководство для начинающего наездника, обучающегося от простой езды к более сложной, многие из советов которого актуальны были для езды и в Новое время.

По форме изложения это — дидактическая проза в стиле сократических наставлений по воспитанию молодежи. Иногда предполагается, что, как и первый трактат, Ксенофонт написал данное сочинение специально для своих сыновей.