Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Памятник Максу Батурину

Интерактивный передвижной памятник сибирскому поэту Максу Батурину More
Интерактивный передвижной памятник сибирскому поэту Максу Батурину

Choose reward

На минуту представим,  что на дворе ХХ век. До Миллениума еще лет 10-15. Цой еще жив: мы ждем перемен. Читатели жадно набрасываются на новые книги, журналы, самиздат. Молодые поэты собирают полные залы.

Макс Батурин - восходящая звезда русской поэзии эпохи упадка советского стиля. Веселый, нахальный, эпатажный, ироничный, он декламирует:

  • Взошла звезда над Иерусалимом
  • Упала над Прокопьевском звезда
Или еще хлеще:

  • Это не вернётся
  • семистретий год
  • девята пятилетка
  • с сёмгой бутерброд

Слушатели животы надрывают от счастья - и слава богу, что не вернется, ни шагу назад, только вперед - туда, где свобода и свежий воздух...


Поэтическое слово было для Макса главным делом его жизни. Еще до Перестройки он занимался самиздатом, разыскивая в спецхране библиотеки ТГУ первые издания Маяковского, Бурлюка, Хармса, Северянина, Цветаевой, Крученых и др. Будучи по натуре просветителем, Макс составлял сборники стихов Серебряного Века, дадаистов, акмеистов и прочих имажинистов. Отпечатывал их на механической пишмашинке «Башкирия» и щедро дарил друзьям.

Собственные стихи запускал в мир аналогичным способом. Выпустил более тридцати машинописных сборников, редкие экземпляры которых ныне бережно хранятся в архивах знатоков.



Прочесть стихи Макса Батурина можно здесьздесь или здесь.

Сам про себя говорил: "я чистой воды рок-н-рольщик, Макс Satisfaction Батурин". Нежно и крепко любил Rolling Stones, чьи произведения исполнял со сцены хором, соло и a-capella. 
Своим жизнетворчеством вдохновлял сибирские рок-группы - "Будни лепрозория", "Волосы", etc. На этой записи начала 1990-х  Ник Федяев, живущий сейчас в Новой Зеландии,  поет свой хит на слова Макса Батурина.


Жил в режиме нон-стоп, взрывая мозг себе и окружающим. К сожалению, кроме сумасшедшего веселого драйва была в нем и рок-н-рольная тяга к игре со смертью. В апреле 1997 года он ушел из жизни, никого не предупредив.


В январе 2015 года Максу исполняется пятьдесят лет. Его друзья живут совсем в другой стране, а многие и вовсе - в других странах. Но мы все хотим, чтобы в Томске, где прошла жизнь нашего любимого поэта, появился памятник - Максу и его времени, тому короткому историческому отрезку, когда всё казалось возможным.


На этой фотографии маленький Макс стоит слева от грузовика с транспарантом. А на заднем плане виднеется дом, где он жил. 
Строительный бум нулевых годов поглотил эту деревянную двухэтажку -  памятную доску повесить некуда. 

Да и не очень-то он любил сидеть дома. Был вечным странником, великим томским пешеходом, гулявшим по городу днем и ночью - с друзьями, девушками, стихами и вином. 

Мы решили, что памятник Максу будет иметь вид телефонной будки. 

В конце ХХ века этот объект успешно заменял мобильную связь, интернет, твиттер и фейсбук. Телефонная будка служила полноценным новостным порталом. Всего за две копейки здесь можно было узнать сплетни и правду, обсудить книжные новинки, тусовки и митинги. А также наметить планы на вечер или прочесть товарищу свежие стихи. 

Внутри будет инсталлирована скульптурная композиция - книжная полка и телефонный аппарат, имитирующий таксофон прошлого века. Повернув диск, посетитель услышит голос поэта. Девять цифр - девять стихов. Посреди современности мы хотим водрузить  телепорт, переносящий в недалекое, но уже изрядно потускневшее, прошлое. Это будет нечто вроде одноместного ретрита, где  человек выпадает из потока событий, замирая в медитации над временем и поэзией. 


Снаружи телефонная будка, сохраняя свои узнаваемые очертания, одновременно будет напоминать чемодан на колесиках. Такой мобильный телефон в человеческий рост.

Автор композиции, скульптор Дмитрий Курамшин работает в жанре малой пластики более двадцати лет. За это время его работы разъехались по миру и вошли в коллекции таких ценителей искусства, как шведский король и князь Монако. В 2012 году Дмитрий Курамшин изготовил памятный знак для поэтического фестиваля ПлясНигде, посвященного памяти Макса Батурина.

А это я - Андрей Филимонов. Друг и соавтор Макса Батурина (документальная повесть "Из жизни ёлупней" - источник вечного наслаждения) примеряю берлинскую телефонную будку  на предмет пригодности для нашего проекта.

И все-таки, нет. Таксофон должен быть отечественным, вызывающим ассоциации, навевающим воспоминания. Итак, для чего нам нужны деньги:

Первым шагом в реализации нашего проекта будет поиск  аутентичной телефонной будки времен позднего СССР. В интернете что-то подобное продается за 35-40 тысяч рублей. 

Шаг второй: транспортировка и реставрация телефонной будки.

Шаг третий: создание интерьера нашего арт-обекта. Книжная полка и таксофон из цветного металла+электронная начинка.

Шаг четвертый: инженерные решения. Как я уже говорил, памятник будет передвижным - в течение года он два-три раза сменит место дислокации, путешествуя по "батуринским местам" Томска. Мы должны продумать и реализовать механизм транспортировки, фиксации и подключения к электричеству.

Шаг пятый: выпуск книги. Это будет репринт единственного прижизненного сборника стихов Макса Батурина "Сказано вам русским языком!"

Шаг шестой: открытие памятника, ритуальное распитие портвейна 777.   

Шаг седьмой: запуск сайта Передвижного памятника Максу Батурину, на котором будет идти круглосуточная веб-трансляция действительности, имеющей место вокруг телефонной будки.

И напоследок хорошая новость. Поскольку памятник является передвижным арт-объектом, он не нуждается в разрешении от городского комитета по архитектуре. Сейчас мы согласовываем с мэрией ежегодный маршрут памятника и места его стоянок. 

Всё осядет
и даже эта взвитая ветром пыль
просочится за двойные рамы
ляжет ровным слоем на книги открытки карандаши в стакане
будильник старые пластинки тетради
И если я не стану бороться за каждый день
меня смахнут и забудут так же 
как вытирают вездесущую пыль
                       Макс Батурин (1965-1997)