Олени для оленевода Вити Худи

Съемочная группа собирает деньги для героя фильма — оленевода, у которого погибли все олени. Подробнее
Съемочная группа собирает деньги для героя фильма — оленевода, у которого погибли все олени.

Выберите вознаграждение

Здравствуйте, мы — съемочная группа из Санкт-Петербурга. Мы снимаем документальный фильм, который называется «Илибембёртя». Посвящен он культуре ненцев-кочевников. Во время съемок на Ямале мы познакомились с оленеводом Витей Худи, у которого во время прошлогоднего падежа оленей погибло около 200 оленей. Почти всё стадо. Теперь мы хотим помочь ему купить ездовых оленей.


В прошлом году на Ямале была неслыханно тяжелая весна, какой даже старожилы не помнят. После осенних заморозков начались дожди, и на земле образовался толстый наст из снега и льда. Весной, после оттепели и дождей, появился второй наст, а в некоторых районах и третий. Олени не могли пробиться к ягелю через этот многослойный лед и умирали от голода. Погибло очень много оленей — по некоторым данным до ста тысяч. Официальные лица в Ямало-Ненецком автономном округе считают, что на восстановление поголовья понадобится 10—15 лет.

Пострадали сотни семей кочевников. Одна из них семья Виктора Худи. Во время падежа у Вити погибли почти все олени, не осталось ни одного ездового. Это значит, что Витя Худи не может ничего — ни кормить свою семью с тремя малолетними детьми, ни привезти дров — и, главное, не может перекочёвывать со своим чумом в другие места, что жизненно необходимо для оленеводов.

Мы встретили Витю на мясозаготовительном заводе в Паюте, в 200 километрах от Салехарда, — он пришел туда в надежде заработать хотя бы немного денег. Чтобы добраться до завода, ему пришлось пройти пешком по тундре шестьдесят километров.

Изначально наша съемочная группа поехала на Ямал, чтобы снять фильм о важнейших для ненцев календарных ритуалах. Рабочее название нашего фильма «Илибембёртя». Это одно из имен Бога, которое можно перевести с ненецкого языка как Жизнедержец и Даритель оленей. По преданию он однажды явился в человеческом облике одному из предков ненецкого рода Яптик и, в награду за истинно человеческое поведение, одарил его несметным оленьим стадом — и из охотников на диких оленей ненцы стали оленеводами.

Когда Витя Худи узнал, что во время съемок мы побываем в священных местах, то попросил взять его с собой. На главном (и чрезвычайно труднодоступном) ненецком святилище Ямал-Хэ он совершил жертвоприношение и попросил Бога о возвращении оленей на Ямал. Так Витя Худи стал одним из главных героев нашего фильма. Мы совершили вместе с ним двухмесячное путешествие по тундрам полуострова Ямал, пройдя на вездеходах и упряжках 4 тысячи километров.

Но поскольку мы люди западные, то не можем ждать, поможет ли жертвоприношение, которое совершил Витя. Поэтому мы хотим собрать деньги на оленей сами. Чтобы выжить — перемещаться с грузовыми нартами по тундре и пасти стадо — оленевод нуждается минимум в шести-семи упряжках ездовых оленей. В каждую упряжку впрягается обычно 3 оленя. Олень хоть и выносливое животное, но, чтобы восстановить силы после целого дня работы, ему нужно двое-трое суток. Поэтому оленей нужно менять каждый день.

Цена одного ездового оленя доходит на Ямале до 20 тысяч рублей. Стоимость зависит от обученности, силы и многого другого. Мы хотим помочь купить Вите необходимое количество оленей. Во время съемок мы как могли помогали Вите по хозяйству, в какой-то мере и финансово. Но выделить деньги на покупку оленей из бюджета картины мы не можем по непреодолимым причинам: фильм финансируется государством, а гуманитарная помощь из бюджета невозможна юридически. Не говоря уж о том, что наш фильм очень сложен с производственной точки зрения и сам нуждается в дофинансировании.

Остается просить эти деньги у вас.

Подробности о Вите вы можете узнать здесь или здесь.