Burger v2
COVID-19 - Потерянное поколение
Москва
Издания

Выберите вознаграждение

Наши родители выросли в стране, которой больше нет. А мы пошли дальше, и выросли в мире, которого больше нет.
"Времена не выбирают, в них живут и умирают". А еще "Иногда времена меняются несколько раз в день".
Мы начинали своё детство играя деревянными игрушками, и заканчивали играя в новейшие компьютеры.
Нас упрекали в том, что на нашу долю не выпало великих испытаний: войн, эпидемий, катастроф. Нас обвиняли в том, что мы изнеженное поколение, которое боится лишь перебоев в работе интернета.
Но это мы выросли во времена падения привычного мира. Это мы получили образование, но не получили реализации, и пошли работать на стройки и в продуктовые магазины. Это мы, думали что поняли жизнь, но оказалось, что жизнь не поняла нас.
Это у нас, больше выбора, больше перспектив, но меньше шансов!
Нас обвиняли в том, что мы выросли в эпоху интернета и отсутствия очередей. Но на деле мы выросли в эпоху терроризма и теперь нам жить в эпоху пандемии.
Еще вчера мы не знали что представляем из себя, а сегодня не знаем что из себя представляет наша планета.
А между тем:
"Тема века становится страшной, чужая проблема теперь будет нашей".

"Потерянное поколение - COVID-19"

- это первая художественная книга про события которые происходят с нами прямо сейчас. Это первая книга про вирус, который не скачать на компьютер, и от которого не спастись избегая подозрительных сайтов.

Любовь, самореализация и попытка быть счастливым в постоянно меняющихся обстоятельствах.

Почему я пишу эту книгу?

Потому что сейчас происходят уникальные явления, которыми охвачено не одно сообщество, не одна страна, а весь мир.
И мы и зрители и участники. А я? А я каждый день беру свой спец.пропуск и еду на работу, которая получила статус "объекта стратегического значения". В стране в которой я живу тотальный карантин, а мы работаем без выходных, подвергая себя огромному риску и обеспечивая продуктами первой необходимости сотни людей каждый день.
Пока все боятся температуры выше 38 градусов, я ежедневно вижу на градуснике 35.5. От постоянного стресса и усталости у меня появилась хроническая и опасно низкая температура. А ещё я пишу эту книгу, которая практически готова...


На что нужны деньги:


1. Профессиональная корректура.
2. Оплата налогов и комиссий.

Сколько с этого получит автор (то есть я)?


Нисколько! Всё уйдет на выше перечисленные нужды.
Что-либо я начну зарабатывать только если проект соберет больше 10,000 рублей.
Я принципиально ставлю минимальную цену на книгу (а так же на все другие книги, которые можно найти в вознаграждениях), что бы любой из вас имел возможность получить книгу почти даром.



Когда спонсоры получат книгу?


Сразу после завершения проекта в мае 2020 года. Возможна задержка на 7-10 дней, в случае если корректор не уложится в срок или автор решит дописать еще пару глав.

В каких форматах будет доступна книга?


FB2 (FictionBook), DOC (DOCX), PDF, EPUB (Electronic PUBlication), MOBI, KF8 (Kindle Format 8), DJVU, LRF, AZW,
TXT.
То есть, книга будет доступна для чтения с любого устройства, компьютера, телефона, планшета и читалки.


Почти каждое утро, я надеваю выглаженную одежду из своего второго шкафа, глажу собаку, и беру с нее обещание, что за время моего отсутствия она будет вести себя хорошо. Собака ничего не отвечает, и только смотрит на меня взглядом полным надежды на то, что я передумаю и не уйду, а если уйду, то заберу ее с собой. Затем мой ключ поворачивает замок в двери, и собака отворачивается к стенке, чтобы я не видел ее физически невозможных собачьих слез. Я вернусь через несколько часов, и буду долго стучать пальцами по клавиатуре, пока она будет лежать в моих ногах под рабочим столом, охраняя меня от всех жизненных проявлений, которые возможны в этой квартире, иногда отвлекаясь на пролетающих мух и лающих за окном случайных собак.

С детства мне хотелось сделать всех людей счастливыми. Первая моя такая робкая и неумелая попытка осчастливить всех на свете, произошла когда мне было 4 или 5 лет. Я собрал в своей комнате все свои немногочисленные игрушки в плотный и сильно потертый белый пакет, и сказал маме, (что не хочу больше с ней жить, и ухожу… нет) что не хочу праздновать новый год, а хочу ходить по улице и шмалять людей… Нет, зачеркнуть. Хочу ходить по улице в новогоднюю ночь, и забрасывать игрушки в открытые форточки.
Мама не стала смеяться надо мной, или рассказывать мне о демографическом кризисе в стране, и о том что далеко не во всех квартирах живут дети. Вместо этого она сказала, что подобная акция может закончиться плохо, поскольку страна у нас суеверная, и вряд ли кого-то порадует залетевшая посреди новогодней ночи в квартиру старая игрушка. Человек может спать и умереть от испуга. Человек может кушать, а игрушка попадет в салат оливье и испортит последнюю красивую рубашку. (В то время это был острый вопрос).


Какое-то время я не мог понять, почему всем этим людям так сложно быть счастливыми, в то время как мне это так просто. А затем меня нашло очевидное озарение: Я счастлив и не ломаюсь под прессом жизненных невзгод и разочарований, поскольку выбрал себе жизненную цель, наполнив её густым смыслом. Густым на столько, что какой бы дождь сюда не лил, он не сможет разбавить всё собой и унести течением в канаву.
А вот люди которых я хотел осчастливить, не имели никакой цели, словно терминаторы выполнившие свое задание. Их каждодневные цели сводились к скорейшему завершению работы, возвращению домой, готовке еды и ее поглощению, сексу или онанизму и сну. Более целеустремленные хотели так же успеть посмотреть любимый сериал или поиграть в любимую компьютерную игрушку.
Они не строили планов дальше ближайшего вечера. Хотя нет, строили, к примеру, планы на выходные и даже на отпуск. Но не более. Жизнь их была пуста, и не должна была оставить какого-либо следа в истории. Они рождались полными сил, которые быстро растрачивали, чтобы стать удобрением для Земли родившей их.

Мне стало понятно, что одними только разговорами людей не сделать надолго счастливыми. Людей не сделать счастливыми даже если помочь им разобраться в себе и понять чего они на самом деле хотят. Поскольку как только они разберутся в себе, они тут же запутаются обратно, как проводные наушники, которые долго и аккуратно разматываешь, кидаешь в сумку, а они опять трансформируются в хаотичный клубок. И понимание того, чего человек хочет, не делает его счастливым, поскольку завтра его изнасилует реальность, тупость и лень, которым плевать кого и как, главное пожестче.
То есть, помогать людям стандартными методами, все равно что вещать массивную картину скотчем, вместо того, чтобы взять в руки молоток и гвоздь. И я решил раздобыть самый мощный молоток и самые прочные гвозди.

Она сидела на лавочке, недалеко от моего офиса. Я смотрел на неё сквозь обезображенное разными вывесками толстое стекло. В ней была та самая недосягаемая красота, которую ты видел сразу и никогда уже больше не мог забыть.
Я наблюдал за ней уже больше полугода. Иногда мы были совсем близко друг к другу, и я даже знал её имя… Хотя…
Хотя… Мне не нужно было знать о ней ничего. И дело было совсем не в том, что я был профессиональным психологом и знал о людях всё – не зная о них ничего. Дело было в том, что мне просто не нужно было о ней ничего знать.
Она была сказочно красива. Да, да… именно сказочно. Потому что в жизни среди серости и убогости, такой красоте нет места. В её красоте было всё: женский шарм, девичья не обезображенная временем и правдой жизни улыбка, доброта, нежность и любовь. И этого было достаточно. Просто знать, что она есть, и большего не надо. Она сказочно красива, и этого более чем достаточно. (Да, тот редчайший случай когда ненасытному человеческому эгоизму чего-то достаточно.)
Она была живым и материальным воплощением чего-то несбыточного. Чего-то, о чем мы мечтали практически с самого рождения, и чего-то, что улыбнувшись просто прошло стороной. Прошло… разбередив все возможные спектры чувств. Вознеся и уничтожив. Смотря на неё, ты смотрел на что-то чистое и непорочное, что жизнь выбила из нас. Детство, в котором дни были долгими и яркими, а вечера прохладными, но согретыми чашечкой чая. Чая и доброты родных. Детство, когда все дороги еще открыты и жизнь еще не наложила на тебя свои санкции. Душа еще не девальвировалась, и жадно хочет жить. Будущее еще не продано и не вывезено через подставные фирмы на чужие счета в афшорах. Она мечта о самом лучшем щенке, который всегда будет рядом и всегда будет рад тебе. Она сладкое рассыпчатое печенье в редкие дождливые выходные. Она ранее пробуждение в ожидании и предвкушении чуда… или хотя бы диснеевских мультфильмов по первому каналу.

Смотря на нее, я четко представлял ее в образе рисующей и пишущей картины. Она пишет и рисует, рисует и пишет… не зная что она сама по себе законченное произведение искусства. Божественного искусства.
В голове заиграла песня про розового фламинго и она рисующая его нежно и сосредоточено.
Музыка шла на спад… а она медленно уходила «в закат…».