Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Женщины ГУЛага: последние свидетели

документальный фильм о женщинах-последних свидетельницах ГУЛага More
Женщины ГУЛага: последние свидетели
документальный фильм о женщинах-последних свидетельницах ГУЛага

Choose reward

Огромное спасибо еще раз всем, кто поддержал наш проект! Благодаря вкладу каждого из вас нам удалось собрать минимальную сумму, которая необходима для того, чтобы провести и смонтировать еще одно очень важное интервью c Натальей Левицкой, но – у нас остается время и сбор средств продолжается.  

Дополнительные средства будут потрачены на дополнительные записи интервью и съемки с нашими основными героинями-свидетельницами / бывшими заключенными ГУЛАГа – Надеждой Левицкой, Феклой Андреевой, Ксенией Чухаревой, Адиле Аббас-Оглы, а также на дополнительный монтаж фильма и клипов из фильма для электронной версии (e-book) будущей книги.


Наш фильм о женщинах – последних оставшихся в живых бывших заключенных Гулага.

Для нашего полнометражного фильма, мы планируем провести как можно больше интервью с оставшимися в живых заключенными Гулага. В отличие от большинства мужчин-заключенных, женщины-заключенные, пережившие ГУЛАГ, еще живы. Их осталось мало, некоторым из них глубоко за 90. И так же мало осталось времени у нас, чтобы рассказать их удивительные  истории.

Как говорит одна из героинь нашего фильма, “Для россиян понимание истории ГУЛАГА как неотъемлимой части всего советского периода истории абсолютно необходимо, если они хотят понять, почему их общество сегодня такое, какое оно есть. Полупризнаниями и полуизвинениями перед жертвами репрессий, которых за прошедшие годы было немало, тут не обойтись. В России до сих пор нет большого памятника жертвам, большого музея, а главное – большого понимания кровавой истории ГУЛАГа.”

Мы занимаемся сборами средств на проект уже год, получили гранты из фонда Института современной России в США, Хьюстонского университета, разных образовательных фондов. Мы также заручились поддержкой профессуры МГУ, общества «Мемориал» в Москве, пулитцеровской лауреатки, журналистки Энн Аппельбаум из Washington Post и многих других историков и деятелей культуры. Мы подали на грант NEH, но его рассмотрение занимает год, а наши героини — в преклонном возрасте. 

Решение использовать  технику crowdfundng было принято Марианной Яровской, режиссером фильма. Поскольку тема картины близка сердцам русских людей, россиян и их потомкам, то это должен быть массовый вклад (если государство решило не принимать участие).

Средства пойдут на интервью и отчасти на монтаж в Лос-Анджелесе. Нам нужна Ваша поддержка. Этот фильм нужен России.





Марианна ЯРОВСКАЯ (режиссер фильма): “Моя семья, как и миллионы других семей в СССР, пострадала от сталинских репрессий. Мой дед Виктор Яблонский был известным актером театра МХАТ-2 (играл с Михаилом Чеховым) и Ленфильма. Он пробовался на роль Чапаева у братьев Васильевых наряду с Бабочкиным. Но за «неверную политическую линию» его выслали из Ленинграда за 100-километровую зону. По возвращению, ему позволили играть только отрицательных персонажей и «врагов народа». В результате в фильме Чапаев мой дед играет белого казака (роль называлась казак-пластун), который режет красную охрану и говорит: «Все спокойно, путь свободен, господин генерал!». В 1934 году Яблонский также подписал знаменитое письмо работников искусств по делу об убийстве Кирова. Понятно, что после этого ни о каком театре и кино можно было и не мечтать. В семейном архиве сохранились сотни писем, которые его жена Вера Викторовна писала в НКВД с просьбой о его реабилитации и разрешении ему работать… Позже, когда началась Вторая мировая война, Виктор Яблонский, несмотря на имеющуюся у него бронь, добровольцем ушел на фронт, на передовую и погиб в первые дни войны – в середине июля 41го года. Семья моей бабушки и моя тетя, лишившись кормильца на фронте (а значит, и пайков) погибли от голода в Ленинграде.Жизнь многих близких друзей моей семьи были связаны с ГУЛАГом. Например, Народный артист России Георгий Жженов, автор книги “Саночки”, 20 лет провел в лагерях. В одном из рассказов книги “Саночки” Жженов писал, как в лагерь, где он проходил заключение, пришла посылка с едой. Ему было приказано идти пешком в ближайший город по сорокаградусному морозу, если он хочет ее получить. Жженов был настолько истощен, что шансов дойти почти не было. Он готовился четыре дня, и, наконец, решился. С ним отправился конвоир, который взял с собой саночки: на всякий случай, чтобы положить на них посылку. По дороге в райцентр, Жженов упал. Тогда надзиратель положил его на саночки, и довез до места назначения. Тогда Жженов и понял, зачем он взял эти саночки. Когда они приехали в райцентр, посылка оказалась большим смерзшимся комком из консервов, засохшего хлеба и чеснока. Ее пришлось разрубать, чтобы съесть. Георгий Степанович был близким другом нашей семьи. Он подарил мне свою замечательную книжку с автографом “Моей любимице Верочке-Марьяночке”. У меня хранятся все его книги с трогательными, дружескими посланиями. К сожалению, несколько лет назад Георгий Степанович умер. Ему было уже за 90, и это еще раз подчеркивает срочность нашего проекта: надо успеть, пока наши героини еще живы”.


ПОЛ ГРЕГОРИ (генеральный продюсер): "Мой отец сбежал из сибирского города Чита от Красной армии. Как и многие другие эмигранты из Читы, подростком папа работал на телеграфе в Харбине, а затем оператором на Восточной Китайской железной дороге. После Гражданской войны отец мечтал вернуться в Россию, но вместо этого попал в Токио, и оттуда в Сан Франциско. Мария Игнаткина, одна из героинь нашего фильма, была замужем за оператором с транссибирской дороги. История семьи Игнаткиных – яркое подтверждение того, что могло бы случиться с моим отцом, если бы он снова оказался в России ( как это делали многие харбинцы), приняв приглашение Сталина вернуться и строить социализм. Как историк, работающий в архивах Института Гувера, я читал декреты Сталина “О возвращающихся Харбинцах”. В них все они автоматически были приговорены к смертной казни по возвращению».

____

Анна Аппельбаум, обозреватель газеты «Вашингтон Пост», автор книги “Гулаг: История” (Пулитцеровская премия за 2004 г.):

“Я хочу поддержать проект документального фильма доктора Пола Грегори и продюсера Марианны Яровской “Женщины ГУЛага”. Хотя уже было снято несколько прекрасных документальных лент о ГУЛаге, в этом фильме упор делается на личные истории нескольких бывших заключенных, рассказанные с такими подробностями, которые ранее нигде не звучали. К тому же это будут истории женщин – заключенных, чей опыт значительно отличается от опыта мужчин. Кроме всех других тягот лагерей, изнасилования, беременности, материнство были частью их жизни в ГУЛаге.

Помимо исторического значения, такой проект очень важен в контексте
современной российской политики. В последние годы, при президенте
Путине, советская и российская история подверглись политическому
пересмотру, и сталинский период теперь часто рассматривается политиками, писателями, режиссерами, и, к сожалению, публикой как “неоднозначный”.  Истории жертв ГУЛага, рассказанные простыми людьми, которые зачастую плохо понимали (или вообще не понимали) того, что с ними происходило, – это прекрасная прививка против такой исторической амнезии.

Этот проект не терпит отлагательств. Героини будущего фильма
находятся в крайне преклонном возрасте, и их истории надо рассказать сегодня и сейчас."

Anne Applebaum