Burger v2
Издание книги про 245-й мотострелковый полк в Чечне
Нижний Новгород
Публицистика

Выберите вознаграждение

Новость №10
24 мая

Дорогие друзья, спонсоры, проект сбора средств на издание книги про 245-й полк перезапущен. Деньги вернулись вам на внутренний счет, и теперь вы можете одним кликом перевести их на новый проект. Сумма нового проекта снижена в связи с уменьшением тиража.

Новость №9
13 мая

Александр Коннов, заместитель командира полка, подполковник:
- В конце мая меня заменили. В Москву прилетели самолетом, со мной было пять-шесть офицеров. На билеты от Москвы до Воронежа для всех не хватает денег. Собрали тушёнку, что брали с собой, пошел к начальнику смены кассиров на вокзале. Рассказал ситуацию, положил на стол тушёнку, деньги, что были. Женщина долго смотрела на меня, потом говорит: «Иди к кассе…»
Приехал в Воронеж на старое место службы, а должность мою сократили. Командующий 20-й армией генерал-лейтенант Чужиков говорит мне: «Плохо ты воевал, грубил. Увольняйся!». Отправил в СКВО своего зама по воспитательной работе полковника Пакина узнать, как я воевал. Генерал Трошев, когда узнал об этом, сказал им: «Вы сошли с ума! Отдайте его мне!»
В конечном итоге девять месяцев числился командиром танкового взвода. Надо было как-то жить – продавал машины, таксовал. Раз пять ездил в Москву на беседу в отдел кадров – «Нет для тебя ничего, все вакансии заняты!» Наконец, в марте 1996-го был назначен командиром танкового полка в Дзержинске. Пять лет командовал полком, четыре года – дивизией. В академию Генерального штаба не пустили – лишний!

Федор Сергеев, правовед полка, капитан:
- Вася Домнич, солдат-срочник, высокий такой, родом с Сахалина. Уезжал он по ранению. Солдатам-срочникам билет на самолет был не положен, а на поезде он на остров никак не попадет. – «Ничего не знаю, – сказали ему в финчасти, – Вот тебе проездные…» Тот стоит и плачет, бедолага. Выдали ему деньги за восемь месяцев службы в Чечне, но их не хватило даже на билет на самолет. Купил он билет только до Москвы… Вот как Родина его отблагодарила… Он еще ко мне домой заезжал за деньгами. На Сахалине как раз было землетрясение, ему так хотелось попасть скорей домой…

«Рваные сапоги, и ни рубля в кармане…»

Александр Корнаков, контрактник, рядовой:
- Увольняли нас неохотно: все увольнения связаны с доукомплектованием личным составом и понижением репутации командования. Все контрактники увольнялись за несоблюдение условий контракта. Хотя само командование, в первую очередь, эти условия не выполняло. Когда начались ельцинские моратории, это всех достало. Федеральные войска разбили крупные группы боевиков и прижали их к горам, но кто-то решил дать им время отдохнуть, собраться и вооружиться. Пока продолжались моратории, они оборудовали укрепления, готовились к горной войне. Если бы в Москве захотели, эта война могла бы закончиться раньше полным разгромом боевиков. Все это недовольство политикой власти постепенно накапливалось, и я решил уехать.
Со мной уволился контрактник из Твери, и мы с ним из окопов в замызганной хэбэшке поехали домой. Требования на поезд нам выдали от Москвы до Ново-Смолино. Когда мы прибыли на попутном чеченском автобусе в Грозный, то увидели контраст между ментами, летевшими домой, и нами. У ментов все обмундирование было новенькое, а у нас – зашитая и изношенная хэбэшка, стоптанные и рваные сапоги, и ни рубля в кармане. Мне было унизительно и стыдно, что армия не может обеспечить своих солдат и офицеров новой формой, чтобы они ехали домой как военнослужащие Российской армии, а не как бомжи. Ведь мы лицо армии! Взводный перед отъездом домой выменял у чеченцев новый камуфляж за две канистры бензина, а нам менять было нечего.
11 июня, по прилету в Моздок, мы узнали, что борта на Москву не будет, нет горючего, а завтра праздник. До Краснодара нас взяли на вертолет МЧС, а там начались «хождения по мукам». Комендант аэропорта послал нас на военный аэродром. Сказал, что оттуда летит самолет на Москву, и нас возьмут. Приехали на рейсовом автобусе туда, но там про нас ничего не знают, и никакого самолета на Москву нет. Приехали на вокзал. Пришли к коменданту и попросили исправить требование, чтобы взять билет, но комендант, лейтенант, сказал, что он нас на войну не посылал, и кто послал, тот пусть и исправляет. От него мы поехали к военному коменданту Краснодарского гарнизона. Но и там нам никто не помог. Только накормили на гарнизонной гауптвахте, и отправили на вокзал. Мы переночевали на автовокзале, где нас накормили простые люди, а напёрсточник купил бутылку водки.
Утром нас взял на автобус до Ростова водитель. Люди, которые ехали в автобусе угощали нас фруктами. В Ростове еще ощущается близость войны, и люди к солдатам относятся с сочувствием. Комендант вокзала выслушал нас, сразу выписал нам билеты, дал немного денег и посадил на поезд до Ново-Смолино.
Деньги мы получили через день, но тоже пришлось ходить и просить. Приехав в Москву, а потом домой, я ощутил безразличие людей к этой войне. Они поют, танцуют, пьют, и им наплевать, сколько там погибнет людей, их это не касается.


… Так отблагодарила тогда Родина солдат 245-го полка. Сейчас огромная наша Родина не может собрать средства всего лишь на книгу воспоминаний этих солдат и офицеров…

Новость №8
26 апреля


 



Новость №7
26 апреля

Через несколько дней после трагедии 245-го полка 16 апреля 1996-го в Аргунском ущелье командир разведроты капитан Виктор Синеносов должен был выполнить тяжкую миссию: написать письма родителям своих погибших солдат… Черновики этих писем он сохранил.

Здравствуйте, уважаемая Оксана Евгеньевна! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о гибели Вашего мужа Боровкова Андрея Владимировича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля 1996 года около населенного пункта Ярышмарды Чеченской Республики.
Обстоятельства гибели таковы. При движении колонны по маршруту Ханкала – расположение полка Андрей находился в составе разведдозора и ехал, как и все его товарищи, на броне БМП. Их машина следовала второй за танком. После того, как впереди идущий танк подорвался на фугасе и загорелся, начался обстрел колонны. Десант, находившийся на броне БМП, начал спрыгивать на землю. Андрей, прыгая с машины, был ранен в живот, и уже на земле, лёжа на боку, ещё одна пуля попала ему в грудь. Смерть наступила сразу.
Из 14 человек личного состава роты, находившихся в этой колонне, погибли 8 человек, 3 ранены, 2 контужены.
Уважаемая Оксана Евгеньевна, Андрей был всем нам добрым, хорошим товарищем, мы искренне скорбим вместе с Вами. Вы можете гордиться своим мужем, он до конца выполнил вой воинский долг. Светлая ему память.

Здравствуйте, уважаемая Анжела Сергеевна! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о том, что Ваш муж Волков Андрей Альбертович погиб 16 апреля 1996 года в 13 часов 50 минут при расстреле боевиками колонны в н.п. Ярышмарды Чеченской Республики.
В этот день Андрей был старшим охранения колонны, которая шла из Ханкалы в расположение полка. БРДМ Андрея в колонне шел третьим, после БМП и танка. Танк подожгли первым. Сразу после этого солдаты, которые были на БРДМ, вместе с Андреем спрыгнули на землю, и тут же машину подожгли, а экипаж обстреляли. Некоторое время Андрей руководил боем своего экипажа, пока не получил два смертельных ранения, одно в голову, а другое в живот. Смерть была мгновенной…

Здравствуйте, уважаемая Светлана Владимировна! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о гибели Вашего мужа Мотина Виталия Владимировича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля…
Обстоятельства гибели таковы. В этот день Виталий ехал вместе с командиром взвода и другими членам экипажа на БРДМ в боевом охранении колонны… После того, как на фугасе подорвался впереди идущий танк, начался обстрел колонны. Виталий, спрыгнув с брони на землю, начал вести огонь из пулемета. Отстреливаясь, он был ранен в ноги, но и после полученных ран, сидя на земле, Виталий продолжал стрелять из своего пулемета, пока его не настигла пуля снайпера. Смерть наступила сразу…

Здравствуйте, уважаемая Ольга Васильевна! С глубоком прискорбием сообщаем Вам о гибели вашего мужа Харютина Виктора Александровича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля.
…При движении колонны по маршруту Ханкала – расположение полка Виктор находился в составе разведдозора, и ехал, как и все его товарищи, на броне БМП. Их машина следовала второй за танком. После того, как танк подорвался на фугасе и загорелся, начался обстрел колонны. Десант, находящийся на броне БМП, начал спрыгивать на землю. Со слов его товарищей, которые остались в живых, мы выяснили, что Виктор, падая с брони, уже был мертв. Смерть наступила сразу. После того, как десант спрыгнул, в машину попал заряд из гранатомета, машина загорелась, сдетонировали боеприпасы, и Витя, который лежал рядом с машиной, обгорел…

Здравствуйте, уважаемые Виктор Андреевич и Любовь Вячеславовна! С глубоком прискорбием сообщаем вам о гибели вашего сына Семенихина Алексея Викторовича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля….
…В этот день Алексей вел свой БРДМ в боевом охранении колонны… После того, как на фугасе подорвался впереди идущий танк, начался обстрел. Алексей развернул машину поперёк дороги, отъехал назад, чтобы машина уперлась в нависавший над дорогой обрыв. Тем самым он выбрал удобное место для стрельбы своего пулеметчика. Пулеметчик открыл огонь. Они вместе оставались в машине до тех пор, пока пулей из крупнокалиберного пулемёта бандитов не был поврежден их пулемёт. После этого Алексей вместе с пулемётчиком покинули машину, взяв с собой второй пулемёт и уже возле машины продолжали отстреливаться. Алексей поддерживал ленту пулемётчику. Когда пулемётчика ранило в грудь, Алексей затащил его под машину, в этот момент в нее ударил заряд из гранатомета. Взорвались топливные баки. Алексей погиб сразу, вместе с пулемётчиком. Оба они сгорели под остатками машины…

Здравствуйте, уважаемая Раиса Васильевна! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о гибели Вашего мужа Бужака Эдуарда Васильевича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля…
…Его машина следовала второй за танком. После того, как впереди идущий танк подорвался на фугасе и загорелся, начался обстрел колонны. Укрыться от огня боевиков в этом месте было практически невозможно, т.к. обстреливали с двух сторон от дороги. Оценив обстановку, Эдуард занял свое место оператора-наводчика в башне БМП и открыл огонь. Он стрелял до тех пор, пока в машину не попал выстрел гранатомета. После этого в машине оставаться было невозможно и Эдик, покинув ее и укрывшись за гусеницами, отстреливался из автомата. Он расстрелял все патроны и после этого был ранен снайпером сначала в ногу, затем в область поясницы. Видя, что Эдик ранен, товарищи вытащили его из-под машины и вывезли из-под огня, оказали первую помощь. Однако через час после того, как его вывезли в относительно безопасное место, он скончался….

Здравствуйте, уважаемая Юлия Анатольевна! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о гибели вашего мужа Соколова Эдуарда Станиславовича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля…
…В этот день Эдуард ехал вместе в командиром взвода и другими членами экипажа на БРДМ в боевом охранении колонны… После того, как на фугасе подорвался впереди идущий танк, начался обстрел. Эдик спрыгнул с машины и стал прикрывать огнём своего автомата своих товарищей. В ходе боя он переместился почти в самый конец колонны, обстреливая противоположный берег реки, где сидели дудаевцы. Как он погиб, никто не видел. После боя, когда собирали убитых и раненых, его нашли сидящим на склоне насыпи с автоматом в руках, направленным в сторону противоположного берега. В голове выше правого глаза была маленькая рана от осколка…

Здравствуйте, уважаемые Татьяна Васильевна и Владимир Гайнуллович! С глубоким прискорбием сообщаем вам о гибели вашего сына Хусаинова Владимира Владимировича, погибшего 22 апреля в бою при обеспечении безопасности следственной группы прокуратуры РФ, проводившей следственные действия на месте расстрела колонны полка, случившегося 16 апреля.
В этот день разведгруппе, в которой находился Владимир, была поставлена задача разведки местности в н.п. Ярышмарды на предмет выявления в этом населенном пункте боевиков. При прочесывании местности группа попала в засаду. Бой был скоротечным. Гранатой из подствольного гранатомета Володе бандиты попали в бедро. От полученной раны Володя умер на месте. Взрывом этой гранаты в глаза был ранен второй солдат, находившийся недалеко от Володи.

Здравствуйте, уважаемые Любовь Дмитриевна и Юрий Викторович! С глубоким прискорбием сообщаем Вам о гибели вашего сына Вельмакина Александра Юрьевича, погибшего в бою при обстреле колонны 16 апреля…
…В этот день Александр ехал вместе со своим экипажем на БРДМ в боевом охранении колонны…. После того, как на фугасе подорвался впереди идущий танк, начался обстрел. Машина, в которой находился Александр, развернулась поперек дороги и отъехала назад, упершись задом в склон обрыва, нависшего над дорогой. Оставаясь на своем месте, Саша открыл огонь из пулемета КПВТ по противоположному берегу реки, где засели дудаевцы. Он расстрелял почти весь боекомплект, пока пуля из крупнокалиберного пулемета не пробила башню машины и не вывела из строя его пулемет. Сняв со станка второй пулемет, он вместе с водителем вытащил его из машины и продолжал вести огонь из него с руки. Водитель поддерживал ленту. Отстреливаясь, он был ранен в грудь, водитель затащил его машину, но тут в неё попал заряд из гранатомета. Взорвались топливные баки. Они погибли сразу и сгорели под остатками машины…

Из рассказа отца Александра Вельмакина:
- Саша был призван в армию в 1993 году. Отслужив срочную, остался по контракту на границе в Таджикистане. Стрелять он умел из всех видов оружия. С детских лет рисовал сражения, очень много читал. Вернувшись из Таджикистана, Саша дома побыл всего полтора месяца и уехал по контракту в Чечню. Служил четыре месяца в Грозном, в комендатуре. Очень ему там не нравилось… После первой поездки в Чечню он почти всю зарплату потратил на книги. Книг пятьсот у него к 20 годам было. Любовь в военной истории у Саши была серьезная. В конце января 96-го он внезапно сорвался, снова заключил контракт и уехал в 245-й полк.
Сын был старшим сержантом, командиром и пулемётчиком на БРДМ. В машине в тот момент они были с водителем Алексеем, по прозвищу «Малый». На броне сидели четверо: капитан Волков, Анатолий Федотов, Саша-пулеметчик, фамилию не помню, и еще один солдат. У Алексея-водителя в этот день как раз был день рожденья, 19 лет. В каком-то селе по дороге в полк они купили две бутылки водки – одна из них ещё разбилась, и тельняшку: хотели вечером отметить. Да вот не получилось…
Толик Федотов рассказывал мне, что еще на подходе к Аргунскому ущелью в каком-то селе люди дали им понять, что не надо бы им ехать…
Когда начался обстрел колонны, то, по рассказу Анатолия Федотова, Лёша-водитель выскочил из машины, и ему сразу осколком перебило сонную артерию. Толик затащил его под машину, но кровь из раны хлестала. Из машины выскочил наш Саша, оглянулся и упал. Толик подтащил его под колесо машины, чтобы прикрыть от огня. Ран на нём он не видел. Думаю, что, возможно, он получил отравление в машине от выхлопных газов при интенсивной стрельбе из пулемета, выскочил на воздух и мог потерять сознание. Труп Саши обнаружили только на следующий день, под машиной.
Толя Федотов, как он рассказал, не помнит, в какой момент боя он получил пулевое ранение в голову. Две недели Толя был без сознания, очнулся в госпитале.
Много странного в обстоятельствах гибели Саши… У нас такое чувство, что, возможно, он и жив. Много событий вызывают такие размышления. Гроб с останками сына нам привезли довольно быстро, похоронили мы его 30 апреля. Хотя знаю, что в Ростове в спецлаборатории опознание погибших шло очень долго. В цинковом гробу, обшитом досками, были только обгоревшие останки. Как определили, что это именно наш сын? Гроб вскрыть не разрешили. С нами всё это время был зам военкома: «Ну, зачем? Что вы там увидите…» Что, кроме ужасного, можно было увидеть… Сопровождали гроб два сержанта-контрактника, лет 35-38, они были из полка, но рассказывали так, что я не поверил, что они знали нашего сына. 

(отрывок из книги воспоминаний солдат и офицеров 245-го полка)

Своим равнодушием мы убиваем этих ребят вторично…

Новость №6
26 апреля

Через несколько дней после трагедии 245-го полка 16 апреля 1996-го в Аргунском ущелье командир разведроты капитан Виктор Синеносов должен был выполнить тяжкую миссию: написать письма родителям своих погибших солдат… Черновики этих писем он сохранил.