Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Книга "Живые легенды"

Это книга о ветеранах сегодня. Истории о войне 70 лет спустя. Книга для них, для нас и наших детей. More
Это книга о ветеранах сегодня. Истории о войне 70 лет спустя. Книга для них, для нас и наших детей.

Choose reward

Новость №6
25 March

Всем добрый день!
Солнечные деньки радуют оттепелью, а проект своими шагами вперед! Мы вместе с вами дошли до отметки в 65% от общей суммы, это невероятно, но останавливаться нельзя, не успеем оглянуться и истекут еще 14 дней.
Нас поддерживает огромное количество людей, мы гордимся этим.
Одни из самых известных артистов, команда "Уральские пельмени" и лично Андрей Рожков. Нет, наверное, никого, кто бы хоть раз не слышал или не видел выступление ребят. У них очень плотный график, они очень много работаю, репетируют, пишут, но тем не менее Андрей и вся команда нашли для нас время между репетициями, чтобы сказать несколько слов о нашем проекте и лично его поддержали, за что им огромное спасибо!

Новость №5
16 March

Всем добрый вечер!
Новые тексты постепенно прибавляются к той сотне, что уже есть в этом издании. И вот готова новая история про удивительно добродушную женщину Александру Николаевну Лапину. И я хочу для всех вас ее опубликовать! Спасибо, что вы с нами и поддерживаете это издание!

Итак, интервью с Александрой Николаевной, Екатеринбург, 2016 год.

Я помню этот день, это было воскресенье, жара, мы на Шарташ купаться пошли. А обратно идем, ливень. По радио объявили, что началась война, все ревут. У нас за одну ночь всех мужчин забрали.

А потом я тоже думала, что делать…

Сейчас вот нет такого энтузиазма, а раньше был. Я думала, что надо пойти как-то тоже на фронт. Рост у меня 149 см, я маленькая, - смеется, - а училась я в техникуме связи на первом курсе. Пошла работать, какая тут учеба. А на почте увидела объявление, что записывают в армию. Я пришла и говорю, что я хочу защищать Родину, возьмите меня на фронт. А я подошла к окошечку, меня еле видно из него, макушка торчит только, а мне сверху, кто там? Куда же вы такая маленькая. – Ну дак, может, пригожусь где-нибудь.
Взяли меня, - смеется Александра Николаевна.

И с октября месяца 1941 года уже была на фронте под Ленинградом.

Меня в голову ранило, 18 лет мне было, маленькая девочка была. Страшно было, когда ранило. Это было под Ленинградом, во время бомбежки. Осколок попал в голову.

После ранения даже не лежала в госпитале. Его все время бомбили, часть нашу разбомбили, кто остался, отправили на переформирование. Голову завязали, так с забинтованной головой и поехала под Саратов. А там осень золотая, лес лиственный, идешь, красота такая. Нас там сформировали в 29 батальон.

Потом поехали на Украинский, затем второй Белорусский фронт и до Берлина.

Нас сразу в армии стали учить на радистов. Азбуку Морзе я выучила, передаю, а принимать не могу. Оказывается, у меня совершенно нет музыкального слуха. Из-за этого я осталась живая. Работала связистом. Точка-тире принимает на слух, кто слышит. И если бы я слышала, меня бы радисткой бросили в тыл. У меня подружку так бросили, пока висела с парашютом, ее расстреляли. И меня бы расстреляли. А по телефону то я все слышала.

Я, когда маленькая была, у нас свой дом был, а мне так петь хотелось. Вот я полы мою и пою «Широка страна моя родная», громко так пою, довольная. Прибежала соседка, спрашивает, что случилось, почему ты кричишь.
Александра Николаевна спела свою маленькую песенку о своих сегодняшних больных ногах и рассмеялась «Хорошо пою?!».

Погибали в основном связисты, конечно. Страшно было, очень страшно. Но тогда как-то не чувствовала, каждый день можно было смерть ждать.

Ребята бегали ближе к фронту, я, телефонистка, соединяла. Держали связь. Все время связь, связь, связь.

А когда будете писать книгу, нарисуйте меня: 149 роста, на мне были навьючены стеганные штаны, я одену, карманы в руки и телогрейка. Шинель, а если летом, то шинель в скатку. Большущий телефон, противогаз, вещь-мешок, ружье со штыком выше меня.
Сколько же это весит? – Не знаю, носила))

Я помню, однажды, нас отправили монтировать сто-номерной коммутатор. И мы, когда приехали, со мной были семь мужчин – кабельщики. Нас расселили в школу. В одной ее половине были танковые снаряды, а в другой мы. Нам дали много сгущенки и пельмени. Мы поели, пить нечего, пошли за водой. А там колодцы-журавли, только подошли, ведро налили, и нас давай обстреливать. Мы бегом бежали. Я так испугалась… И за целую ночь я сто-номерной коммутатор смонтировала. Это же сколько проводов. Не спала. Ребята всю ночь копали кабель. Все сделали и уехали.

А потом как-то нас послали на Западную Украину, старик с ружьем и я. Шли, никого нет совсем, и поле ржи. Высокая, выше меня, стучит колос на ветру, колос крупный. Дошли до развилки, прошли пять домов, попросились ночевать, нас никто не пустил. А в шестом доме старушка пустила. Потому что там бандеровцы были, и если кто солдата пустит, всю семью перестреляют. Я помню, спала со старухой на кровати не раздеваясь, а он как бы охранял нас в сенках. Утром, слышим, идут, дом до нас не дошли немцы. Это шел уже 1944 год.

Потом замерзала я еще. Это было чуть подальше, Былогое. Нас послали целый вагон сухарей отвезти. Я с ружьем и еще кто-то со мной. Он перекурить ушел, а я одна осталась. Дверь была открыта. А ведь это вокзал, поезда все время формируются. Меня куда-то в вагоне укатили, он меня долго не могу найти. Сильные были морозы. Я так замерзла, стою, чувствую, что уже сознание теряю. И вдруг какой-то жулик залез, хотел утащить мешок сухарей. Я упала, он испугался, да еще ружьем его ударила, он убежал. А когда упала, очнулась, заорала, и меня нашли. В сторожку, раздели до гола и спиртом натирали.

Контузия тоже была под Ленинградом. Нас послали за хлебом в часть. Мы пошли, бомбежка. Все разбомблено, некуда спрятаться. Я встала в угол, а от удара он на меня упал, придавило сильно, но выкарабкалась. Но я оглохла и целый месяц не слышала. Никому не говорю, стыдно, а все смеются, и я смеюсь.
А потом был какой-то сильный испуг, и я заговорила.

Страшно было, начальники насиловали, ведь.
Я помню, под Саратовом мы формировались. Я на посту стояла. А там лес, волчьи глаза горят. Зима была. И вдруг девочка такая красивая была из Сибири, голубые глаза, длинные волосы, комиссар изнасиловал, она сошла с ума, в ночной рубашке шла прямо по снегу. И вот я увидела, выстрелила, чтобы меня услышали, прибежали, потом ее домой отправили.

Не помню, где мы были, нары сделали нам. Лежит командир. Вызвал Нину, а мы уже все знаем зачем, лежим. А кто знает, чья очередь будет. А она там как заорала, мы все в голос заревели. Страшно было.

А скажи кому-то про начальника, он тебя расстреляет и все. И стреляли, никто не за кого не отвечал. У нас многие девочки на 4-5 месяце беременности уезжали домой.

Я служила с октября 1941 и только в мае 1946 вернулась, нас в Берлине оставили. После Берлина в Москву приехали. Нас оставили монтировать станцию К-7 (Кремлевская), в Кремле, так страшно) везде солдаты стоят с ружьями, везде: по коридору, у каждого кабинета. А потом не дай Бог, если ты что-то перепутаешь в проводах, считалось, что ты шпион, сразу бы расстреляли.

- Как в Берлин зашли, помните?
Мы прилетели в Берлин, потому что части вошли с боем, а мы уже на самолете, в центральный аэропорт. Парни то девчонок давно не видели, окружили нас, обрадовались.
Я была тогда секретарем у начальника связи оккупационных войск в Германии 4 месяца. Нужно было записывать, кого-то вызывать. Пытался меня однажды изнасиловать, я всю морду ему расцарапала. Маленькая, но сильная была. Боролись мы с ним. Я ревела, как мне стыдно, я всю войну прошла, никто не обидел, а вы, говорю ему. Все ему сказала, как-то я вырвалась, прыгнула на балкон, сейчас заору, а он стрелять. Я так перепугалась. А потом он много извинялся, что так поступил со мной. Я ушла, заболела, температура была, просто лежала. Послал мне коробку конфет и клубники, и вот такой, исцарапанный, поехал на Потсдамскую конференцию.
А я работать больше не стала.

В сам День Победы я была в Берлине.
Мы уже знали, что война закончилась. А 9 мая немцы говорили, «Гитлер капут». Там был Жуков, он был у нас в штабе. Я обслуживала всех командующих. И меня отправили к нему, у Жукова коммутатор не работал. Я починила, все проверила, стала закрывать, шуруп упал под стол, пока я его искала, шарила, и Жуков заходит. А я вылезаю из-под стола, он: «Откуда такая прелесть?», я ему отчиталась, что все теперь работает. Он говорит: «Да, я люблю связистов, много они нам помогли, досталось тоже им. Я все время девочек молоденьких жалел.» Ну вот так поговорила с ним, а там все с ума сходили, почему он так со мной долго разговаривает.
А он мне потом премию дал, я на нее купила часы.
Училась вечером в техникуме, иду домой, парень на встречу спрашивает, сколько времени, я руку подняла посмотреть, а он часы сорвал. И все… подарок Жукова на этом кончился.

Была и любовь на фронте.
Всю войну я дружила с Васей Франковым. Я ему воротнички пришивала, он пел хорошо. Я стою на посту, он мне поет. Подарил мне песню «Не брани меня родная», а я ему подарила свою фотографию. И сейчас эта фотография в интернете гуляет. Никак не могу узнать, кто же ее выложил. А с Васькой так и не встретились, не знаю, жив ли он. Я помню, он такой высокий был, как бомбежка, он меня на руки и бежать. И я до сих пор помню, когда от бомбежки бежишь, ног прямо не чувствуешь, как летишь. От страха такое было.

А еще у этого начальника в Берлине был шофер Пашка. Первая моя любовь. Дружили мы, а потом он мне сказал: «Будь моей женой». А мне чего, 22 года, ой он меня оскорбил, - иронизирует над собой Александра Николаевна. – Нужно было выйти замуж в Берлине. В Москве можно было остаться, многие остались, а я нет, домой надо было. Вот Свердловск – мой родной город. Нужен он мне сейчас?!

Вернулась, пошла на второй курс связи, поступила на работу в штаб техником связи, ремонтировала станцию. Техником закончила, а на диплом меня не отпустили. И так нет диплома. Закончила потом еще радиотехникум.

Молодежи сейчас надо любить свою Родину, как мы любили!
Сейчас не хотят в армию, хотя всего один год, а мы сами добровольно шли.
Нас так воспитали, что любить надо Родину.
А сейчас хорошо живется.

#живыелегенды #ветераны #победа

Новость №4
11 March

Николай Михайлович Григорьев – 2 декабря 1925 года рождения, ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, участник парада в честь 60-й годовщины Победы в Москве на Красной Площади, награжден 8 боевыми орденами и медалями и 23 юбилейными. Полковник в отставке. Школе, где он учился, присвоено его имя. Николай Михайлович - единственный уже в Свердловской области Герой СССР, рассказывает о нашей книге, которую он получил 9 мая 2015 года. Его история последней вошла в это издание издание.
Он ушел на фронт в 1943 с пацанами из соседней деревни. Прошел учебку на снайпера. Об этом он рассказывает так "Дело, конечно, хорошее, снайпер действует всегда один и уже действует только по выбору, кого надо уничтожить. Проучились мы неполный курс там, нас посадили в воинский эшелон и направили на передний край.
Попали мы прежде всего в Черниговскую область. Там уже немцев не было, мы прошли Сумскую область, город Конотоп. Здесь мы страшную вещь увидели, на реке Сейм увидел разбитую деревню, вся она была сожжена, люди все уничтожены. Уничтожены не только из стрелкового оружия, а загнаны были в сараи, закрыты в домах, и всех уничтожили путем поджога. Когда мы подошли, эта деревня представляла собой пепел и стояли черные печные трубы. Среди пожарища бегали свиньи, которые пожирали трупы. И вот что поразило нас, где-то спрятался один котенок, а это по реке было, и утром, туман еще такой был на реке, и этот котенок издавал звуки, показалось нам, что он просит у солдат помощи, вот такое впечатление создавалось, но так мы его и не увидели. Прошли дальше, город Конотоп, там завязался бой, и в этом бою меня ранило первый раз в грудь, пуля прошла чуть не в сердце, в миллиметрах от сердца, через легкое на вылет."
Его удивительная история о форсировании Днепра, о звезде Героя есть в этой книге. Он ее получил в числе "счастливчиков" в День Победы 2015 года.
Давайте вместе сделаем так, чтобы и другие герои проекта увидели свой экземпляр!
Любая финансовая поддержка поможет нам вручить издание и другим героям.


Новость №3
04 March

На екатеринбургском портале вышло интервью со всей командой. На фото Яна, Стас и я, Маргарита. Оно простое и душевное! http://itsmycity.ru/blog/post/id/6491

Мы много о чем рассказали, но всегда остается что-то не выговоренным,кажется, что можно что-то еще было добавить, ведь мы стольких ветеранов узнали лично, каждый для нас - личное переживание. Первый год во время съемок мы с трудом глотали ком в горле, Стас даже прятался за камерой, я украдкой смахивала слезы. А потом немного научились держать себя в руках, но когда выходишь, хочется реветь, тяжело, о жизни, о потерях, о смерти. При этом мы очень любим наши встречи с героями, они классные, в них столько жизни! Мне очень грустно, что их с каждым днем все меньше...

Давайте вместе сделаем им этот большой подарок, да и просто всем нам!

Нет ни одного такого подробного, живого издания с их историями. Это правда, я проверяла.


Новость №2
02 March

28 февраля в Екатеринбурге прошла презентация проекта #топ10екб, и ребята с радостью согласились поддержать наш проект! У всех в семье дедушка и бабушка пережили эту страшную войну, поэтому ребята с нами.
Поддержите нас и вы, ведь, к сожалению, большинство наших бабушек и дедушек уже не сможет рассказать ничего, но есть еще те, кто может. Совсем недолго будет этот момент, когда мы можем в живую их увидеть и узнать что-то о нашей истории.
Давайте создавать память вместе!