Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Издание книги "Азиатская одиссея" Дмитрия Алешина

"Азиатская Одиссея" - мемуары коренного харбинца Дмитрия Алешина о его жизни и скитаниях. More
"Азиатская Одиссея" - мемуары коренного харбинца Дмитрия Алешина о его жизни и скитаниях.

Choose reward

Новость №7
21 December

«Я вспоминал, как Керенский, новый лидер революционной России, разошелся с сильнейшим из своих союзников, казачьим генералом Корниловым. Ситуация была тревожной с точки зрения персональных амбиций главы правительства, и он бросился на поиски генерала, который не был бы знаком с особенностями его колеблющейся натуры. Он понял, что больше не может полагаться на военных вождей в европейской части России; но в далекой Сибири был один человек, беспринципный, но с идеями и с четким представлением, как их реализовать».

(«Азиатская Одиссея»)


Григорий Михайлович Семенов – одна из самых известных и одиозных фигур Гражданской войны, символ атаманщины в Сибири. С горсткой подручных, в число которых входил и барон Р.Ф. Унгерн-Штернберг он сколотил на пограничной станции Маньчжурия отряд и двинулся на Забайкалье, открыв в январе 1918 года первый фронт Гражданской войны – Даурский. Благодаря своим выдающимся организаторским способностям и личной храбрости он сумел в короткое время собрать под своим началом крупные силы и после упорной борьбы к осени 1918 взять под контроль Забайкалье.

Однако отличительными чертами атамана были не только храбрость (отмеченная орденом и Георгиевским оружием еще на германском фронте), но и огромное тщеславие, склонность к интригам и властолюбие. Всё это привело к очень натянутым отношениям с Колчаком, верховную власть которого он долго не хотел признавать.

Главной претензией, которую предъявляли Семенову сторонники Колчака было то, что он, обладая значительными ресурсами, за всё время войны не отправил на Восточный фронт ни одного солдата, и более того регулярно задерживал и реквизировал военные грузы, шедшие в Омск через контролируемый им участок Транссиба. Признавая справедливость такого упрека, следует, однако, иметь в виду, что армия Семенова, находясь далеко от главного фронта, вовсе не была тыловой. Строго говоря, тыла как такового у белых в Сибири вообще не было. Контролируя лишь узкую нитку железной дороги, на всем ее протяжении белые войска постоянно вели ожесточенную войну с партизанами. Признав верховенство омского правительства Колчака, Семенов при этом не получал от него никаких средств для содержания своих воюющих частей. Фактически Омск сознательно оставлял Семенова на «самообеспечении», лицемерно обвиняя его потом в реквизициях и грабеже населения.

Другим распространенным мифом в отношении атамана, раздуваемым более поздней советской пропагандой, являлась его якобы полная зависимость в политическом плане от японцев. Семенов безусловно плотнее других лидеров белых сотрудничал с японцами, но называть его марионеткой в их руках было бы несправедливо, его отношения с интервентами были намного сложнее. Идеи панмонголизма, продвигаемые атаманом, не находили большой поддержки у имевших свои виды на этот регион японцев.

Однако не меньшим мифотворцем в отношении своих действий, был и сам Семенов. Невероятный поначалу успех Унгерна в Монголии, сумевшего с горсткой казаков, очистить эту страну от многократно численно превосходящих сил китайцев, не давали покоя тщеславному атаману, растерявшему к тому времени всё, что он имел. И тогда, и позднее в воспоминаниях он всячески пытался убедить всех, что барон действовал по его указанию и по заранее разработанному им, Семеновым, плану. Это, конечно, не имело под собой оснований, но для многих, в том числе и тогда, в разгар событий, казалось правдой.

Комментарии

Только спонсоры оставляют комментарии.